Хорошего дня!
3

«Никакого моря, только в металлурги!»

Почетный ветеран ЧЭМК Георгий Серяков рассказал о том, почему четверть века работы в горячем цехе — лучшие годы жизни

Нашему герою 71 год, но дома сидеть он не собирается.

Георгий Серяков о себе говорит: счастливый человек. Родом из Курганской области, живет в Челябинске с начала 60-х. Перевез сюда жену-красавицу, родил сына и дочь, воспитывает трех внуков. И связал жизнь с Челябинским электрометаллургическим комбинатом. Хотя мечтал сначала о небе, потом о море, чуть было не подался в ресторанное дело. А отработал в плавильных цехах комбината 25 лет. Их них 23 года — горячего стажа. А по Трудовому кодексу с десятью «горячими» годами имел право выхода на пенсию в 50 лет.

За добросовестный труд получил от легендарного директора ЧЭМК Владимира Николаевича Гусарова квартиру, где прожил самые счастливые годы жизни. Благодаря ЧЭМК путешествовал по миру, знаком с интереснейшими людьми. Солидные горожане, которые занимают высокие посты, для него товарищи юности. Со всеми поддерживает отношения. И помнит тех, кто ушел рано.

ВЫСОКИЕ ТЕМПЕРАТУРЫ КАК АЛЬТЕРНАТИВА РОМАНТИКЕ

— Я окончил школу в 1965 году и решил поступать в Кировоградское авиаучилище. Но медкомиссия меня завернула из-за… гланд. Мол, увеличены, оперировать надо. А я простыл просто в поезде.

И поехал наш герой в Челябинск. Здесь на ул. Российской жил у него дядя, работал на ЧЭМК. В Челябинске Георгий гостил каждое школьное лето. Улица Российская, к слову, для него до сих пор самая родная. Решил поступать в ЧПИ, на автотракторный. Со всеми заданиями на вступительном экзамене справился. Но не поступил: удалили за подсказки… другим.

«Я был самым молодым бригадиром на комбинате»

— Вышел с экзамена, гляжу: объявление о наборе на двухгодичные курсы официантов с обучением в Ленинграде, трудоустройством в столицах республик СССР и в портовых городах. Прием документов в ресторане гостиницы «Южный Урал». Я — туда. Меня приняли. Звоню маме: «Уезжаю в Ленинград, на официанта учиться!». Родители в ужасе: отец — фронтовик, директр школы, мама — педагог, завуч. Отец сел на поезд — и в Челябинск: никаких официантов! И пошел я на ЧЭМК. Но поступить на комбинат было непросто. На должность плавильщика конкурс был как в институт! Приняли меня разбивщиком ферросплавов в цех № 1. Работа тяжелая у плавильной печи меня не пугала, парень я деревенский. Нравилась физическая работа, усталость. Жил в общежитии завода на ул. Российской.

«СЕКРЕТНЫЙ УЖАСНО ОН»

— А весной 1966 года меня призвали в армию. Спецнабор в Ракетные войска стратегического назначения, в Забайкалье. Под Читой жили сначала во временных казармах. При нас спецы из Ленинграда рыли ракетную шахту. Мы территорию охраняли. Костры разводить запрещалось, чтобы со спутника в тайге не засек никто ни малейшего движения. А потом наш полк встал на боевое дежурство. Ракеты были нацелены на потенциального противника.

Потом был долгожданный дембель. И Георгий мог бы не вернуться на ЧЭМК: решил стать моряком. Отправил резюме в шесть пароходств, вызвали в Находку. Но мама была против такой судьбы сына.

«После армии я хотел стать моряком…»

ВОЗВРАЩЕНИЕ

— До отъезда в Находку я гостил дома, в деревне. Мама настояла на проверке моего здоровья. Пока меня обследовали, лечили — пароход ушел. И вернулся я в первый цех ЧЭМК, сначала разбивщиком ферросплавов. Потом помощником горнового. Так началась моя карьера. Жили после свадьбы с молодой женой в общежитии, снимали комнату. Родилась дочь. От ЧЭМК получил комнату в доме по пр. Победы. В коммуналке прожили четыре года. Там родился сын.

Директор комбината Владимир Николаевич Гусаров был не кабинетным начальником. Всегда бывал в цехах, разговаривал с рабочими. Как-то подошел ко мне, поздоровался. Разговорились, спрашивает: как живешь? Тяжеловато, отвечаю. Двое маленьких детей, комната тесная, учусь на вечернем в техникуме. После ночной смены сплю… под кроватью. Дети маленькие, им играть нужно. Жена отводила их на коммунальную кухню, а я под кровать забирался. Супруга меня простыней занавешивала, чтобы дети не видели. И я там отдыхал.

Георгий Серяков о себе говорит: счастливый человек.

Владимир Николаевич выслушал: пиши заявление на получение жилья. Я в очереди на комбинате на квартиру был пятьдесят седьмым. В год давали по пять-шесть квартир. Через месяц после разговора с Гусаровым меня в профком вызывают: тебе квартиру дают из фонда директора. Я тогда уже был бригадиром, самым молодым на комбинате. В цехе № 1 я отработал, кстати, 15 лет. Дали нам трехкомнатную квартиру по ул. Абразивной ,46. Пятый этаж теплого кирпичного дома, в ней мы прожили самые счастливые годы жизни.

ПЛЫВЕТ, ПЛЫВЕТ ПАРОХОД

А потом у Георгия состоялся второй судьбоносный разговор — с Яковом Наумовичем Ходоровским. Тогда, в 1976 году, этот легендарный человек, один из основателей отечественной школы ферросплавов, был начальником цеха № 8.

— Позвал меня бригадиром в новый цех. Поначалу было тяжело: принимали работу строителей, отлаживали автоматику, устраняли недочеты. Коллектив отличный был, ребята все работящие. Там я работал до увольнения с комбината. Получил за трудовую доблесть два ордена Славы III и II степеней. Работал в горкоме ВЛКСМ, был депутатом Горсовета от родной улицы Российской.

Благодаря комбинату побывал Георгий в Японии. В 1980 году собирался лететь в США, но отношения тогда у СССР с нашим заокеанским партнером разладились. Заменили поездку трехнедельным круизом по Средиземному морю, с посещением Греции, Туниса, Марокко, Италии, Франции, Турции, Канарских островов. Хотел мир посмотреть — пожалуйста.

В 1990 году Серяков ушел с комбината. Занимался бизнесом. А несколько лет назад его пригласили на родное предприятие и предложили войти в состав Совета ветеранов.

— Мне 71 год, но дома сидеть не хочу. Я опять со своими ребятами, дел много, встреч много. У меня счастливая жизнь. Я работал на лучшем предприятии. И лучшей доли я бы ни за что не желал, — улыбается Георгий Серяков.

Подпишись на наши новости в Google News!

Читайте также